Антитурецкий гамбит: американцы начали давление на Эрдогана

    20 сентября весь мир напряжённо следил за русским эфиром и ждал, что же скажет этот зловещий Путин: объявит мобилизацию или, как один киноперсонаж, сразу нажмёт в прямом эфире ту самую «красную кнопку»? В итоге Путин всех немножко обманул и сказал своё весомое слово на следующий день, а раскрывшая рты аудитория пропустила другое военно-политическое событие – безусловно, гораздо менее важное, но и не совсем безынтересное.

    Дело в том, что 19 сентября правительство США отменило оружейное эмбарго против Республики Кипр. Предсказуемо этот шаг вызвал большое одобрение и воодушевление в Афинах – а вот из Анкары послышался отчётливый скрежет зубов.

    Предыдущее обострение отношений между Грецией и Турцией имело место в начале лета, тогда очевидным инициатором была Анкара и лично султан Эрдоган, сыпавший аутентичными изощрёнными угрозами в адрес греков. Турция, в принципе, всегда считается «агрессором» в этом длящемся десятилетиями конфликте, и неспроста: в конце концов, именно турки «отжали» у греков часть Кипра, а не наоборот.

    Но в последний месяц ситуация изменилась, по крайней мере, в новостных лентах. Отметившиеся на инфополе недавние пограничные инциденты выглядят (или выставляются) спровоцированными греческой стороной. Так, 23 августа греческий воздушный патруль якобы «условно атаковал» турецкие истребители и вынудил их скрыться в родном воздушном пространстве; 28 августа другая группа турецких военных самолётов была неприятно ощупана со всех сторон станцией наведения греческого ЗРК С-300. Наконец, 11 сентября греческий пограничный корабль якобы обстрелял в нейтральных водах турецкое торговое судно.

    Что же происходит: это турецкая пропаганда решила временно сменить пластинку на «жертву провокаций» или греки действительно рискуют щёлкать османского быка по рогам?

    This is зрада

    Всё-таки больше похоже на то, что даже не щёлкают, а уже довольно конкретно стучат – греческими руками, но американцы.

    За летние месяцы Штаты заметно нарастили своё военное присутствие в Греции. В частности, порт Александруполис превратился в важный перевалочный пункт на пути оружейных поставок на Украину (кроме того, в этом же порту находится терминал для приёма сжиженного природного газа). Увеличился и расквартированный в Греции американский контингент, который в будущем предполагается усилить ещё.

    Официальный повод для наращивания сил известен – это страшная орочья орда на востоке. Предполагается, что если российский флот вдруг зачем-нибудь пойдёт на прорыв из Чёрного моря, то базирующиеся в Александруполисе, на Крите и в других пунктах американские силы смогут оперативно перекрыть Дарданеллы. Однако в Анкаре подозревают, что этот контингент должен сдерживать не только русских, но и турок, и даже заявляли об этом вслух.

    Отмена кипрского эмбарго означает, что почти наверняка на греческой половине острова скоро окажется что-нибудь из накопленных в Александруполисе запасов – вряд ли HIMARS или М777 (их дальность стрельбы избыточна для такой территории), а вот 105-мм горные гаубицы и лёгкая бронетехника вполне могут сменить пункт назначения с украинского города на кипрский порт. В конфликте 1974 г. стороны тоже пользовались устаревшими образцами вооружения, и это никого не смущало.

    Эрдоган по инерции пытается реагировать на явное усиление позиций греков жёстко – но уже не то чтобы агрессивно. В частности, выступая на Генассамблее ООН 20 сентября, он обвинил Афины в том, что греческие пограничники якобы топят плывущих из Турции нелегальных мигрантов, а мировое сообщество призвал ради мира в регионе как можно скорее признать Турецкую Республику Северного Кипра, пока что признанную лишь самой Турцией.

    Однако увеличившееся американское присутствие делает силовое давление на Грецию затруднительным: да, собственный военный потенциал Турции заметно больше (по крайней мере, на бумаге) – но за оппонента теперь вписывается сам дядя Сэм, выступать против которого страшновато. На таком фоне продолжение воинственной риторики поставило бы Эрдогана в глупое положение, и он это понимает.

    Самый храбрый из армян – Блинкен

    Тем более что неожиданная проблема появилась и на восточном фланге – там звёздно-полосатый «дядя» тоже обозначил своё присутствие, причём сразу в нескольких пунктах.

    Похоже, что визиты Нэнси Пелоси становятся своего рода индикатором американского интереса к тому или иному региону. 17 сентября на фоне очередного армяно-азербайджанского обострения она прибыла в Ереван, где не только поговорила с Пашиняном насчёт выхода из ОДКБ, но и с трибуны осудила азербайджанскую агрессию. А буквально за день до этого, будучи на саммите ШОС, Эрдоган довольно хвастливо заявил, что президент Азербайджана Алиев чуть ли не отчитался ему об успехах военной операции.

    И ладно бы дело ограничилось Ереваном – но 19 сентября госсекретарь США вызвал «на ковёр» как армянского, так и азербайджанского послов в Вашингтоне. Очевидно, Блинкен усиленно склонял стороны к мирному урегулированию (в таком ключе, который устроил бы американцев).

    Если очередной «полёт Пелоси» был просто ещё одним щелчком, то вот это – уже тревожный звоночек. Вполне можно ожидать, что в ближайшее время какой-нибудь высокий американский чин нанесёт визит уже в Баку, после которого Азербайджан может более или менее резко перестать быть турецким протеже: «тюркский мир» тюркским миром, но курс всё-таки определяется личными (шкурными и алчными) интересами конкретных баев. Может ли Алиев повернуться к Турции тем же местом, что Токаев к России? – Да запросто, и Эрдоган точно так же мало что сможет этому противопоставить.

    Судя по всему, в Вашингтоне решили, что «султан многовекторности» слишком уж заигрался и возомнил о себе лишнего: скандинавов в НАТО не пускает, однозначно против России не встаёт, лезет без спроса не только в украинский конфликт, но и в Европу, пытаясь распространить своё влияние на Балканы. Кажется весьма вероятным, что в ближайшее время Эрдогана попытаются сместить каким-либо образом.

    А вот, собственно, выбор способа покажет, хотят ли американцы избавиться только от Эрдогана или же от всей Турции в рамках общего переформатирования НАТО. Возможен «мягкий» вариант с очередной попыткой военного переворота, как в 2015 г., но есть возможности и для скатывания страны в полноценную гражданскую войну. Весьма «кстати» в соседнем Иране вспыхнули гражданские беспорядки, имеющие под собой в том числе и национальную – курдскую – основу. При соответствующей информационной накачке национально-освободительный и антиклерикальный пожар может перекинуться и на турецкую часть Курдистана.

    Любопытнее всего, как на усиливающееся американское давление будет реагировать сам Эрдоган, будучи непосредственной точкой приложения этого давления. С одной стороны, покаяние и безоговорочное возвращение в фарватер кажется простейшим выходом из ситуации – но такой манёвр не даёт абсолютно никаких гарантий, особенно личной безопасности султана. Кроме того, отказ от пантюркского проекта серьёзно ударит по его популярности в народе и на международной арене.

    Поэтому есть ненулевая вероятность, что американская многоходовочка даст обратный желаемому эффект и подтолкнёт Эрдогана и Турцию поближе к ШОС. Конечно, отношения Анкары со многими членами Шанхайской организации (включая Россию и тот же Иран) весьма сомнительны, но глобальный кризис волей-неволей склоняет участников ШОС к более тесному сотрудничеству.

    от admin