Возможна ли связка легкого штурмовика с ударным БПЛА как «верным ведомым»

    В продолжение темы о возможных направлениях дальнейшего развития российской авиации по урокам специальной военной операции на Украине. Несколько дней назад на «Репортере» вышла публикация, в которой мы рассуждали о том, есть ли место на воздушном поле боя сегодня легкому штурмовику наподобие бразильского Embraer EMB-314 Super Tucano. Полученные отзывы наших всеведающих читателей заставляют раскрыть данный вопрос более глубоко.

    Желаемое и действительное

    Прежде всего, хотелось бы ответить на комментарии в духе «есть же у нас хорошие ударные БПЛА, так зачем плодить новые сущности». Дорогие друзья, проблема заключается в том, что наша страна сейчас только вступила в гонку по производству дронов и находится в ней на позиции догоняющего, о чем мы подробно рассказывали ранее. Отечественные разведывательные БПЛА «Орлан-10», например, полностью собираются из иностранных гражданских компонентов ввиду отсутствия собственной компонентной базы. Разведывательно-ударный «Альтиус-У» только в 2021 году завершил испытания, и Минобороны РФ подписало договор о начале его серийного производства. Когда он реально поступит в войска, не известно. Сверхтяжелый ударный БПЛА С-70 «Охотник» обещаются начать поставлять не ранее 2023 года. Серийное производство разведывательно-ударных беспилотников «Орион» на заводе компании «Кронштадт», построенном в прошлом году, еще только начинается.

    К чему мы обо всем этом напоминаем? К тому, что говорить «через губу» о том, что «у нас есть хорошие БПЛА» стоит лишь тогда, когда они реально будут стоять на вооружении в войсках десятками, а лучше сотнями единиц. А пока что беспилотники как вид массового вооружения у ВС РФ как бы есть, но как бы и нет.

    Война дронов

    Между тем, у нашего противника в лице ВСУ, за которыми стоит коллективный Запад с его технологической мощью и монструозным ВПК, с беспилотной авиацией полный порядок. Это и турецкие ударные БПЛА «Байрактар», и американские дроны-«камикадзе» Switchblade, и вскоре должны поступить разведывательно-ударные БПЛА MQ-1C Grey Eagle. Потом непременно еще что-нибудь Киеву подкинут, чтобы посмотреть, как российская армия может противостоять атаке дронов. Проблема это нешуточная.

    Ударные дроны прекрасно показали себя сперва в Сирии, а потом в Ливии, затем в Нагорном Карабахе. Турецкие «Байрактары» жгли безнаказанно бронетехнику и уничтожали даже ЗРПК «Панцирь», который, по идее, должен им эффективно противостоять. Да, турки и азербайджанцы подлавливали технику на марше, в небоевом состоянии, пользовались конструктивными недостатками ЗРПК и слабой обученностью расчетов. Когда «Панцири» обороняли российскую авиабазу Хмеймим от воздушных атак БПЛА, выпущенных террористами, они показали себя хорошо. Падают «Байрактары» сегодня и на Украине, из-за чего очень переживают в Турции, что им портят репутацию. Однако это противостояние дронов и зенитных систем высветило массу серьезных проблем последних.

    Российская армия располагает комплексами 3PK «Top-M1» и «Top-2Э», «Бук-М2Э» и «Бук-МЗ», «Витязь» и ЗРПК «Панцирь-С1». Они способны сбивать беспилотники, но и у них есть свои «узкие места», которые проявились еще в Сирии. Это, во-первых, высокая стоимость выстрела, во-вторых, сложность с обнаружением малоразмерных БПЛА. Малые БПЛА – это те, которые имеют массу до 25 килограммов, высоту полета до 3 километров и радиус действия до 40 километров. В случае применения их большим «роем», они способны перегрузить даже лучшую зенитно-ракетную систему.

    Наибольший вред для нас в небе над Украиной исходит от малоразмерных БПЛА-корректировщиков, которые ВСУ используют для наведения своей артиллерии на цель. Также большие проблемы ВС РФ светят после получения противником дронов-«камикадзе» американского производства Switchblade. Эти барражирующие боеприпасы, имеющие массу 23 кг, дальность полета 40 км, продолжительность полета 40 минут и максимальную скорость 185 км/ч, представляют смертельную угрозу для российской бронетехники. Атака таких одноразовых беспилотников «роем» способна натворить больших бед. Какой из сказанного можно сделать вывод?

    Такой, что профилактика болезни намного дешевле и эффективнее, чем ее дорогостоящее лечение. Очевидно, что БПЛА теперь на поле боя будет все больше и больше, а сами они станут все компактнее и умнее. Всех надежным зонтиком ПВО прикрыть не получится, поэтому лучше сбивать беспилотники еще в воздухе, на дальнем рубеже, а для этого нужна авиация. Но какая?

    Использовать против относительно тихоходных «Байрактаров» или дронов-«камикадзе» Switchblade реактивные истребители конечно можно, но есть и более рациональные решения. Как мы отмечали ранее, в качестве «истребителя дронов» вполне можно было бы приспособить легкий штурмовик на базе учебного самолета Як-52Б. Этот отечественный аналог Embraer EMB-314 Super Tucano будет иметь исключительно низкую стоимость полетного часа и максимально допустимую при пилотировании скорость в 360 км/ч. У бразильского самолета это 590 км/ч — максимальная и крейсерская — 520 км/ч. Даже при таких более скромных ТТХ от российского легкого штурмовика не сможет уйти ни один из применяющихся на Украине БПЛА. Напомним, что у «Байрактара» максимальная скорость полета составляет 222 км/ч, крейсерская — 130 км/ч, у барражирующего боеприпаса Switchblade максимальная скорость — 185 км/ч.

    Простой, легкий в управлении и дешевый в обслуживании самолет сможет вести воздушное патрулирование и обеспечивать ПВО, превентивно сбивая беспилотники противника пулеметно-пушечным огнем либо ракетами класса «воздух-воздух». В перспективе можно рассмотреть и иное применение легкого штурмовика. Имея экипаж из двух человек, он может вести разведку и управление другими беспилотниками, осуществляя наведение на цель тех же «Орионов». Действуя в связке, «истребитель дронов» и ударные дроны как его «верные ведомые» способны расчистить небо от БПЛА противника и обеспечить доминирование в воздухе российской беспилотной авиации.

    Идея создать дрон-истребитель, способный вести воздушный бой самостоятельно, безусловно, интересная, но она упрется в массу технических проблем с компонентной базой и сложными алгоритмами разработки искусственного интеллекта. Простой и недорогой самолет на базе учебного может реально решить множество задач.

    от admin