«К переговорам готовы!» Россия не оставляет попыток договориться с Украиной

    Не успели как следует вздохнуть с облегчением все, в ком вызывали полнейшее непонимание и глубочайшее возмущение, что называется, «и дух, и буква» мероприятий вроде украинско-российского «Стамбульского саммита», не успели окончательно улечься страсти относительно сделанных после него российской армией «шагов доброй воли» и их трагических последствий, как возник новый повод для волнений. Причем все из той же области. Не далее как 19 мая заместитель главы МИД России Андрей Руденко сделал заявление о том, что Москва «готова вернуться к переговорам с Украиной, когда Киев выразит готовность к этому». Да что ж это такое творится? Снова на те же грабли?!

    Особую актуальность данная проблема обретает именно сейчас, после сдачи в плен сидевших до этого времени в подвалах «Азовстали» нацистских боевиков, военнослужащих ВСУ и прочей примкнувшей к ним публики. Уже сегодня совершенно очевидно, что как киевский режим, так и его западные кураторы будут всеми силами стараться избавить этих горе-«захысныкив» от более чем заслуженной ими судьбы. А следовательно, «переговорный процесс», скорее всего, попытаются реанимировать именно с украинской стороны – вопреки звучавшим ранее заявлениям Зеленского о том, что, «если падет Мариуполь, никакие соглашения станут невозможны». Более того, ход СВО все более явно движется к тому, что возомнившие было себя непобедимыми укронацисты примутся юлить и ловчить, пытаясь выгадать время и оттянуть свою гибель, как раз используя «процесс мирного урегулирования», да еще и «с привлечением международных посредников». Россия ни в коем случае не должна идти ни на что подобное.

    «Тупик и стагнация»

    А ведь как замечательно все складывалось! Тот же Андрей Руденко буквально двумя днями ранее собственного заявления, процитированного выше, констатировал, что переговоры с Украиной «не идут», а Киев фактически вышел из этого процесса, даже не предоставив официального ответа на переданные ему российские предложения по урегулированию. Вслед за ним в аналогичном ключе высказался и член российской делегации на переговорах, глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий, утверждавший, что переговоры России и Украины, начавшиеся по просьбе Киева, обернулись полнейшей стагнацией и сейчас не ведутся ни в каком формате. А спасибо за это следует сказать Соединенным Штатам. По словам Слуцкого, «Вашингтону не нужен на Украине ни мир, ни мирный договор, ни успех на переговорах», поскольку США «объявили России гибридную войну и ведут ее чужими руками».

    Черту под данным вопросом, в принципе, подводил «вердикт», вынесенный главой дипломатического ведомства России Сергеем Лавровым:

    Западные «союзники» Киева хотят конфликт затянуть как можно дольше. Тем самым, как им кажется, больший урон они нанесут российским военнослужащим, самой Российской Федерации, сумеют ее измотать, утомить и прочее.

    Руководитель российского МИД совершенно уверен в том, что украинская переговорная группа абсолютно несамостоятельная и лишь выполняет команды, получаемые из Вашингтона и Лондона.

    Украинская самодеятельность, может быть, которая в Стамбуле проявилась в передаче нам приемлемых принципов достижения договоренностей, не была поддержана на Западе

    – констатировал Лавров.

    И добавил к этому, что вообще не верит в успех переговоров с Украиной ровно до тех пор, пока Киев продолжит получать оружие. Примерно тогда же, кстати, в Москве заговорили и об изменении позиции относительно вступления «нэзалэжной» в ЕС, к которому ранее относились если не благосклонно, то вполне равнодушно, а ныне – резко негативно в силу превращения этого союза «в агрессивного игрока».

    Казалось бы, вопрос с переговорами умер, надежно похоронен и реанимации категорически не подлежит. Тем более что риторика, звучавшая в то же время (и звучащая ныне) с противоположной стороны, по большей части еще более резка и категорична. Более того, кое-какие высказывания представителей киевского режима вообще не оставляли места даже для самой мысли о возможности ведения какого-либо диалога с ними. Так, к примеру, советник главы МВД Украины Виктор Андрусив в телевизионном эфире выдал буквально следующее:

    Сообщение для Белгорода. Белгороду – приготовиться. Потому что от нашей границы уже наши системы залпового огня могут обстреливать Белгород. Поэтому, думаю, в ближайшее время они узнают, что такое бегать в подвал, что такое, когда горят их дома и так далее!

    Какие после этого могут быть «мирные соглашения», решительно непонятно. Да и вообще, в Киеве не хотят даже слышать о выполнении каких-либо условий, изначально озвученных российской стороной. Зато выдвигают собственные, причем во все более наглой и беспардонной форме.

    В тот самый день, когда господин Руденко обмолвился о готовности к возобновлению переговоров, советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк словно бы в ответ ему заявил:

    Не предлагайте нам прекращение огня – это невозможно без тотального вывода войск РФ. Украинское общество не интересует новый «Минск» и возвращение войны через несколько лет. Пока Россия не готова полностью освободить наши земли, наша переговорная платформа – оружие, санкции и деньги.

    Яснее и не выразишься… Добавить к этому можно разве что цитату из интервью главы Главного управления разведки Минобороны Украины Кирилла Буданова изданию The Wall Street Journal:

    Я не знаю никаких границ, кроме границ 1991 года. Кто может заставить Украину заморозить конфликт? Это война всех украинцев, и если кто-то в мире думает, что может диктовать Украине условия, при которых она может или не может защищаться, то они серьезно ошибаются…

    «Рашизм», «трибунал» и «украинский «Моссад»»

    Впрочем, возможно, все эти выпады и можно было бы попытаться списать на показательную риторику, целью которой является «набивание цены» для возобновления тех же переговоров, если бы не… Если бы не множество других вещей, с абсолютной объективностью демонстрирующих истинный настрой как самого укронацистского режима, так и, увы, определенной части населения, все еще его поддерживающей. Постараюсь быть кратким, дабы привести побольше примеров из различных областей.

    Комитет по вопросам гуманитарной и информационной политики призывает журналистов и медиаорганизации к как можно более полноценному и частому употреблению слова «рашизм» и производных от него на национальном и международном уровнях. Предусматривается внесение этого термина во все официальные терминологические словари украинского языка

    – это, как вы понимаете, дословная цитата из официального документа.

    В Верховной раде Украины еще с месяц назад предложили создать «Национальный мемориальный комплекс геноцида в Украине, военных преступлений, других тяжких преступлений на территории Украины, совершенных преступным режимом России». В парламент подан соответствующий законопроект за № 7286, который был зарегистрирован и опубликован на сайте Верховной рады. Согласно замыслу авторов законопроекта, музейный комплекс должен размещаться в Буче, заказчиком его постройки должно выступить Министерство культуры и информационной политики… Да, да, то самое, что занимается продвижением гнуснейшего слова «рашизм». Вообще говоря, подобного рода «памятниками», судя по всему, собираются уставить всю Украину. К примеру, тамошний «дизайнер» Иван Огиенко уже подсуетился и скоропалительно создал проект возможного будущего «мемориального комплекса» в Ирпене. Предлагается «под сохранившейся частью старого моста установить скульптуры людей, которые, эвакуируясь, прятались там от обстрелов».

    Имеются, впрочем, начинания, весьма далекие от сферы «культуры» (даже в ее дикой и отвратительной украинской версии). Намного более практичные, так сказать. Директор украинского Государственного бюро расследований (структура полностью подконтрольная и управляемая США) Алексей Сухачев считает необходимым создание на Украине спецслужбы по примеру израильского «Моссада»:

    Все знают об израильской спецслужбе «Моссад» и об эффективности ее работы. Вопрос создания таковой в Украине – вопрос политический. Он относится к компетенции президента Украины, СНБО и парламента. Что касается моего личного мнения, то с учетом того, что сейчас происходит в нашей стране, с учетом количества жертв и масштабов разрушений, той жестокости, с которой все это происходит, думаю, что создание такого органа было бы вполне оправданно…

    Если кто-то не понимает, почему именно «Моссад» и в чем тут «фишка», поясню.

    Данная спецслужба прославилась более всего не предотвращением терактов, а многолетней упорной и весьма плодотворной охотой за нацистскими преступниками, которая велась по всему миру. Кого-то доставляли в Израиль для суда, большинство ликвидировали на месте, сами при этом не брезгуя откровенно террористическими методами. Ассоциации, копошащиеся по данному поводу в черепных коробках Сухачева и ему подобных, разжевывать, надеюсь, не надо? На фоне этого многочисленные заявления Киева о грядущих «международных трибуналах», в которые они твердо намерены затащить Россию «после победы» и космических сумм контрибуций и репараций, которые она должна выплатить, звучат невинным лепетом. В Верховной раде, если кто не знает, обещают «заставить каждого гражданина России выплачивать компенсации за эту войну как минимум на протяжении ближайших 50 лет». Ну, аппетиты там всегда были нехилые…

    Закончу опять-таки цитатой. Из выступления министра иностранных дел «нэзалэжной» Дмитрия Кулебы, соизволившего ответить на вопрос о том, как он видит долгожданную «пэрэмогу над агрессором».

    Победа – это освобождение оккупированных территорий, включая Крым и Донбасс. Выплата репараций. Осуждение военных преступников и совершивших преступления против человечности. Закрепление места Украины в европейской интеграции. Это четыре элемента, которые для меня являются неотъемлемыми составляющими победы. Нам придется преодолеть много эмоций после всех преступлений, совершенных Россией, но, если есть шанс покончить с войной и освободить оккупированные территории, мы готовы садиться с россиянами за стол переговоров

    – сказал Кулеба.

    Вот так «дипломатическое урегулирование конфликта» видят они. Каждый представитель России, хоть полслова говорящий о возможности «переговоров», подписывается под этими словами. А также – под всеми планами и намерениями, изложенными выше.

    от admin