Нужны ли ВМФ РФ свои «скрытые» авианосцы?

    Специальная военная операция по демилитаризации и денацификации Украины наглядно продемонстрировала все сильные и слабые стороны российского военно-морского флота. Успешно подтвердилось, что он силен в нападении, прицельно громя инфраструктуру противника крылатыми и противокорабельными ракетами, однако слаб в обороне. Черноморский флот РФ безвозвратно потерял два больших корабля, включая флагман. Это большая трагедия, но из нее делаются диаметрально противоположные выводы.

    Долгие годы специалисты указывали, что критической проблемой ВМФ РФ является относительно слабая противовоздушная оборона, делающая большинство наших военных кораблей легкой целью для авиации и ПКР противника. Увы, это правда. Но, пожалуй, еще большей проблемой является противолодочная оборона нашего военно-морского флота. По счастью, у Украины нет своих субмарин, однако страны блока НАТО и милитаристская Япония имеют мощный современный подводный флот, который представляет для ВМФ РФ значительную опасность. Поскольку порядка 40% нашей «ядерной триады» завязано на морскую компоненту, обеспечение надежной ПЛО является вопросом национальной безопасности России. Тут не до шуток.

    О вертолетах и вертолетоносцах

    В нашей стране тематика авианесущего флота является сферой столкновения противоположных концепций и шкурных интересов, профессионализма и агрессивного дилетантизма. Сложно найти иную проблему, где царят схожие по накалу страсти. В настоящее время сформировался некий консенсус, что авианосец – это дрянь, фу, а вот вертолетоносец – самое то, что надо. Правда, и тут представители определенной околофлотской тусовочки подозрительно щурятся, дескать, чего это вы тут задумали: большой корабль, взлетная палуба, уж не «криптоавианосец» ли это вы нам подсовываете? Сторонники таких взглядов более предпочли бы построить десяток малых ракетных кораблей, не имеющих почти никакой системы ПВО и ПЛО, чтобы уж точно на каждый МРК хватило по одной противокорабельной ракете, с гарантией.

    Но, слава Шойгу, некоторое реальное движение в правильном направлении все же началось. На заводе «Залив» в Керчи заложены два универсальных десантных корабля проекта 23900, каждый из которых, помимо 1000 морпехов и 75 единиц бронетехники, способен нести до 16 вертолетов разных классов и 4 БПЛА. Наличие палубных вертолетов значительно повышает боеспособность корабельной ударной группы (КУГ), в которых идет такой УДК.

    Во-первых, на порядок возрастают возможности противолодочной обороны. Да, противолодочный вертолет может садиться и взлетать с корвета, фрегата, БПК или крейсера, осуществлять патрулирование, поиск и уничтожение вражеских подлодок. Однако корабли такого класса не в состоянии обеспечить круглосуточное воздушное дежурство для охоты за субмаринами. У них для этого просто не хватит ни топлива, ни количества винтокрылых машин, ни сменных экипажей.

    В СССР когда-то была создана серия крейсеров-вертолетоносцев проекта 1123 «Кондор», предусматривавших до 14 вертолетов на палубе. Однако служба показала, что и этого количества недостаточно, поэтому была разработана модернизированная версия 1123.3 с увеличенным водоизмещением, способным обслуживать до 22 противолодочных вертолетов. К сожалению, улучшенный «Кондор» не построили, заложив вместе него серию авианесущих крейсеров «Кречет», вполне справедливо сочтя, что самолеты с вертолетами на палубе лучше, чем просто вертолеты. Эти цифры мы приводим, чтобы был понятен масштаб проблемы, которую надо решать в ПЛО.

    Во-вторых, палубные вертолеты заметно повышают ударную мощь КУГ. Винтокрылые машины способны наносить удары ПКР по малым кораблям и катерам противника, не имеющим современной системы ПВО. В противостоянии за остров Змеиный ударные вертолеты могли бы себя отлично показать, но ведь их к месту действия еще желательно доставить, чтобы они не сжигали драгоценное топливо при перелете из Крыма и несли максимальный боезапас. Вертолеты все же в этом отношении сильно уступают самолетам. Также ударные вертолеты оказали бы неоценимую помощь во время десантной операции в Одесской области. Морской десант – это дело исключительно опасное, и перед его началом побережье должно быть полностью зачищено истребительно-бомбардировочной и штурмовой авиацией, и только тогда огневую поддержку при высадке морской пехоты будут оказывать ударные вертолеты с УДК, барражируя в воздухе и уничтожая все, что смогло уцелеть.

    В-третьих, ввиду отсутствия в российском военно-морском флоте палубного самолета ДРЛОиУ как класса его отчасти может заменить вертолет Ка-31 (Ка-35, разрабатываемый ему на замену). Следует учитывать, что такой вертолет очень сильно уступает самолету ДРЛОиУ по боевому радиусу и дальности действия бортовой РЛС. Это не конкурент американскому «Хоккаю» по части разведки и выдачи данных целеуказания, но все равно намного лучше, чем вообще ничего. 3-4 палубных Ка-31 на палубе УДК или ТАВКР, работая посменно, способны дать хоть какую-то картину происходящего вокруг. Будь у Черноморского флота РФ сегодня такие возможности, вероятно, «Москва» бы была цела. Однако это всего лишь гипотеза.

    В совокупности это дает нам основание сделать вывод, что перед ВМФ РФ есть целый ряд задач, которые без палубной авиации нерешаемы. Поскольку полноценные авианосцы, несущие и самолеты, и вертолеты, у нас преданы анафеме как слишком большие, слишком дорогие, слишком беззащитные и слишком «бесполезные», поговорим о «разрешенных» вертолетоносцах, которые, к слову, тоже довольно большие и дорогие, такие же «беззащитные» и куда менее функциональные. Вертолеты ведь надо на чем-то базировать, верно?

    «Криптоавианосцы»

    Как уже было сказано, слава Шойгу, в России началось строительство двух универсальных десантных кораблей проекта 23900. Полное водоизмещение их достигает 40 000 тонн, а на палубе сможет разместиться 16 вертолетов и 4 БПЛА. Вполне себе размерность легкого авианосца, и, будь у нас истребители короткого взлета и вертикальной посадки (СКВВП), они вполне могли бы базироваться на УДК на американский манер.

    Правда, есть важный нюанс. Все-таки авианосец и УДК – это корабли разных классов, созданные под разные задачи. Если первый – это изначально огромный плавучий аэродром, заточенный под обслуживание истребителей, штурмовиков и вертолетов, то УДК конструктивно предназначен именно для перевозки большого количества десанта и бронетехники. Авиакрыло на нем выполняет преимущественно вспомогательную роль, то есть полноценно работать в режиме авианосца такой корабль с дюжиной СКВВП на палубе не сможет. Максимум – это нанесение серии авиаударов по береговой инфраструктуре противника при десантировании, воздушная разведка и прикрытие.

    Зададимся вопросом, возможен ли вертолетоносец, который при этом еще и авианосец, «почти» полноценный?

    Да, пример такого «криптоавианосца» можно увидеть в Морских силах самообороны Японии. Стремясь обойти наложенные запреты, Токио создал серию из двух авианесущих кораблей, которые довольно оригинально классифицировал как эсминцы-вертолетоносцы. Это, конечно же, эскортные вертолетоносцы класса «Идзумо». По своим ТТХ это довольно любопытный проект. При полном водоизмещении всего лишь в 27 000 тонн длина «Идзумо» составляет 248 метров, ширина – 38 метров, осадка – 7,5 метра. Комбинированная газотурбинная силовая установка мощностью 112 000 л. с., обеспечивающая скорость до 30 узлов. Корабль не беззащитен: его ПВО представлена корабельным зенитно-ракетным комплексом RAM и 20-мм ЗАК Mark 15 Phalanx CIWS.

    Самое примечательное – это авиакрыло вертолетоносца, которое изначально состояло из противолодочных вертолетов Mitsubishi SH-60K, собираемых по лицензии вертолетов Sikorsky SeaHawk SH-60 и вертолетов MCH-101, являющихся модификаций вертолета AgustaWestland AW101, используемых как вертолеты-тральщики и как транспортные, в том числе для поисково-спасательных операций. Помимо этого, «Идзумо» и его систершип «Кага» способны при необходимости перевезти до 500 морпехов и до 50 единиц легкой бронетехники.

    Несколько лет назад выяснилось, что, закладывая эсминцы-вертолетоносцы, официальный Токио держал в уме все-таки авианосцы. Было решено переоснастить их для эксплуатации американских СКВВП F-35B, для чего палубу покрыли жаростойким покрытием, а на носу соорудили взлетный трамплин. Все ангары и подъемные лифты, о чудо, оказались конструктивно пригодными не только под вертолеты и конвертопланы, но и под палубные истребители. По некоторым данным, обновленное авиакрыло «Идзумо» может достигать 28 летательных аппаратов, включая 20 истребителей пятого поколения F-35B.

    Неплохо для корабля весьма скромного водоизмещения всего лишь в 27 000 тонн с обычной силовой установкой. Для сравнения: у российского УДК проекта 23900 оно достигает 40 000 тонн, у ТАВКР «Адмирал Кузнецов» – 59 100, у американского «Нимитца» – чуть более 100 000 тонн, у «Джеральда Форда» – более 112 000 тонн. Да, по функциональности и автономности японские корабли очень сильно уступают американским «супертяжам». Однако «Идзумо» и «Кага» со своими палубными истребителями и вертолетами на порядок увеличивают боевые возможности Морских сил самообороны Японии.

    К чему мы все это? К тому, что перед нами реальный пример того, как можно построить настоящий многофункциональный корабль умеренного водоизмещения и адекватной стоимости, не надрываясь при этом всей страной.

    Нужен вертолетоносец? Вот, пожалуйста, 27 000 тонн полного водоизмещения, без малого три десятка летательных аппаратов – вертолетов и БПЛА. Никакого дорогостоящего ядерного реактора, усложняющего конструкцию, достаточно собрать силовую установку из уже имеющихся газовых турбин по схеме COGAG. Не надо вбухивать триллион или полтриллиона рублей в строительство, которое растянется лет на 15, как тяжелый ударный авианосец типа «Ульяновска». По цене такой корабль, пожалуй, выйдет дешевле, чем проект 23000, и он сможет сразу же приносить пользу, выполняя боевые задачи как вертолетоносец.

    Нужен авианосец? Тяжелого ударного точно не получится, но профильный вице-премьер Юрий Борисов что-то там обещал насчет возобновления производства российских самолетов вертикального взлета и посадки. Возможно, лет через 15-20 отечественная промышленность все же освоит отечественный СКВВП, и тогда для них уже будут корабли-носители. Это и оба УДК проекта 23900, и, если у нас в Минобороны РФ надумают построить что-то вроде «Идзумо», такие вот «криптоавианосцы».

    С «Нимитцами» и «Фордами» они, конечно, не сравнятся, но боевые возможности ВМФ РФ вырастут с палубной авиацией на порядок. Если не осилят у нас свой СКВВП, то пусть послужат как вертолетоносцы, обеспечивая ПЛО КУГ и морские десанты. Если быть адекватными и умеренными в своих желаниях, они могут начать осуществляться.

    от admin