«Осудить, чтобы обменять». Странная денацификация Украины от МИД России

    Не успела как следует улечься первая волна страстей, разыгравшихся вокруг судеб сдавшихся в плен на мариупольском заводе «Азовсталь» боевиков и военнослужащих ВСУ, как российское дипломатическое ведомство отметилось новым заявлением, ставящим в тупик всех, кому небезразлична данная тема.

    Казалось бы, вопрос обмена тех, чьи руки по плечи в крови мирных жителей Донбасса и не только их, закрыт и дальнейшему обсуждению не подлежит в принципе. Ан нет – вдруг оказывается, что это не так и подобная возможность снова озвучивается как вполне реальная. Да еще и в такой формулировке, которая вызывает не то что оторопь, а самый настоящий шок.

    Это что, шутка такая?!

    Простите, но именно такой вопрос немедля просится на язык после ознакомления с заявлением заместителя главы МИД России Андрея Руденко, дословно звучащим следующим образом:

    Все вещи будем рассматривать после того, как сдавшиеся в плен будут соответствующим образом осуждены, им будет вынесен приговор. Только тогда могут быть какие-то другие шаги. До этого все разговоры об обмене преждевременны.

    Позвольте, но как прикажете понимать подобное?! При всем уважении к господину Руденко и представляемой им организации все сказанное – нонсенс, абсурд чистейшей воды! Дабы избежать обвинений в голословных и резких заявлениях, попытаюсь как можно подробнее рассмотреть, почему именно.

    Прежде всего, даже условное допущение возможности «отправки домой» тех персонажей, что два месяца отсиживались в заводских подвалах, прикрываясь живым щитом из мирных жителей и до последнего стараясь убивать воинов сил Освобождения, полностью обесценивает саму идею трибунала или судебного процесса в какой-либо иной форме над ними. Буквально множит ее на ноль во всех смыслах. Начнем с того, что речь в данном случае идет вовсе не о мелких воришках, хулиганье или даже солдатах вражеской армии, угодивших в ее ряды по мобилизации, а на передовой оказавшихся помимо собственной воли. На скамье подсудимых должны оказаться нелюди, совершившие множество военных преступлений, а также иных тяжких преступлений против жизни, здоровья, прочих прав свобод и интересов граждан как Украины, так и республик Донбасса. Приговор в отношении подобных субъектов должен быть максимально суровым – иначе это будет не приговор, а издевательство как над их жертвами, так и над теми бойцами, которые в том числе и ценой собственных жизней выкуривали эту нечисть из подземелий «Азовстали».

    Кроме того, именно они являются воплощением как раз той гнусной и злобной силы, из-за которой и была начата специальная операция по денацификации Украины, – боевиками нацистского подразделения «Азов», признанного в России экстремистской и террористической организацией, деятельность которой запрещена. Если хоть толика снисхождения или совершенно неуместного в данном конкретном случае «милосердия» будет проявлена к данным персонажам, тогда придется признать, что все разговоры о «денацификации» не что иное, как блеф, фикция и очковтирательство чистейшей воды. Уж если их миловать и обменивать, отпуская на свободу, то как с остальными вояками киевского режима поступить – раздать им путевки на санаторно-курортное лечение? Да и вообще – какое может быть освобождение от наказания ЭТИХ?! Отправить их на остающуюся подконтрольной киевскому режиму Украину – все равно что выпустить на свободу Чикатило. Причем по амнистии, объявленной в честь Дня защиты детей…

    Подобное попросту в голове не укладывается. Тут, скорее, следовало бы принять решение о том, чтобы приговор негодяям выносился на территории Донецкой или Луганской республик. То есть там, где, к счастью, в уголовном законодательстве присутствует такая мера наказания, как смертная казнь. Уповать на то, что у кого-то хватит смелости и политической воли восстановить ее в России, хотя бы на время СВО и исключительно для военных преступников, вряд ли стоит. Это только Сталин, стремившийся к полной отмене смертной казни, в свое время «почествовал» нацистских ублюдков и их верных прислужников введением в СССР повешения, поскольку даже расстрел для них был слишком легким концом. В любом случае даже по действующему российскому законодательству абсолютное большинство «азовцев» имеют все шансы на пожизненное заключение. Ну и какой, к чертям, может быть после этого «обмен»?!

    Подарим укрорейху новых героев?

    Мало того, сами подсудимые, зная о том, что им предстоит возвращение в «нэньку», однозначно не будут давать правдивые показания и каяться в собственных злодеяниях, надеясь таким образом спасти свои жалкие шкуры. В таком случае подобное поведение как раз и будет для них смертельно опасным. Напротив, они предпочтут превратить судебный процесс, на который в России уже сейчас возлагаются большие надежды в пропагандистском плане, в натуральный балаган, в демонстрацию собственной «несгибаемой твердости», проявляемой перед «москальскими палачами». Трибунал, в зале которого эта наволочь начнет орать «салоуронили», а то еще и зиговать примется? Вряд ли это хорошая идея. И это лишь один аспект данного вопроса. В случае если (не дай бог!) обмен все-таки состоится, гнуснопрославленные «азовцы», несомненно, вернутся домой в ореоле «героев» и «мучеников». Они станут фигурами поклонения, образцами для наследования и, что самое страшное, ядром для формирования новых и новых нацистских батальонов.

    Так стоит ли дарить украинскому «недорейху» новое знамя, которое будет использовано его властями и пропагандистами даже не на 100, а на все 1000%? Тем более что подобного рода ошибки уже совершались. Пример – отпущенный восвояси крымский террорист Олег Сенцов. С начала СВО укроСМИ взахлеб тиражировали следующие примерно сюжеты, посвященные данному организму:

    Украинский режиссер и бывший узник Кремля Олег Сенцов с первых дней войны России против Украины вступил в ряды ВСУ!

    А также смаковали его «фронтовые откровения»:

    Уже несколько дней нахожусь на передовой, куда наше подразделение перебросили для усиления направления, где враг постоянно пытается прорваться в Киев. Научился строить блиндаж и жить в окопе, освоил пулемет и гранатомет, стал оператором NLAW, жду встречи с ордынским танком…

    Ну, дождался он этой встречи или нет – сие неведомо. Но в постоянно обновляемом Киевом мартирологе «героев» данного персонажа нет. Новые «патриотические» вбросы с его стороны тоже отсутствуют, что позволяет предположить, что находится он уже весьма далеко как от «передовой», так и от Украины в целом. Однако свою роль в укропропаганде сыграть это ничтожество успело. Так то – дрянной режиссеришко, а тут целые «херои «Азовстали»! Можно не сомневаться в том, что эффект от их возвращения будет многократно сильнее и намного более «долгоиграющим». Уж как живописно Калыны с Волынами в компании Редисов будут повествовать о своих «страданиях» и «стойкости духа» – все акыны с бардами и менестрелями обзавидуются. При этом можно не сомневаться в том, что одними из наиболее смачных моментов в этих сагах и балладах будет живописание «невыносимых издевательств и невообразимых пыток», которые им сполна пришлось претерпеть в жутких узилищах и застенках Мордора. Еще и куда-нибудь в ООН попрутся «свидетельствовать» по поводу применения Россией «недозволенных методов ведения следствия» и «нарушения Женевской конвенции». Если их туда пустят, конечно. Но что-то подсказывает – пустят. Еще и примут с распростертыми объятиями.

    Одним словом, изъятие данных персонажей из мест лишения свободы хоть на день, хоть на час ранее отмеренного им судом срока (который, как я уже сказал выше, должен быть пожизненным в самом гуманном случае) сведет на нет весь пропагандистский и психологический эффект как самого предполагаемого трибунала, так и всего, что ему предшествовало: героического штурма Мариуполя, осады самой «Азовстали», эпичной капитуляции тех, кто клялся «стоять до последнего», и прочего. Проявленные армией России воинские умение и доблесть, равно как и милосердие ее воинов будут перечеркнуты политиками, преследующими интересы, которые, похоже, совершенно непонятны даже им самим. Благородство будет выглядеть слабостью, а победа превратится в нелепое поражение.

    Очень похоже на то, что в России пора вводить суровую ответственность для государственных чиновников, допускающих резонансные высказывания, дискредитирующие смысл и суть, цели и задачи проводимой сейчас специальной военной операции. А по большому счету – и всей государственной политики страны. Понятно, что не в тюрьму их надо сажать и даже должностей за не к месту и не ко времени сказанные слова сгоряча лишать тоже, возможно, не стоит. Однако должен же существовать какой-то стимул для того, чтобы в информационном пространстве страны перестали звучать вещи, приводящие сотни тысяч, если не миллионы россиян в состояние, скажем так, когнитивного диссонанса и дезориентирующие их относительно происходящего.

    Или все-таки не дезориентирующие, а подготавливающие к неизбежному?! На фоне всего сказанного выше крайне тревожно выглядит то, что в Государственной думе России по какой-то совершенно непонятной причине вдруг было «поставлено на паузу» принятие предложенного Анатолием Вассерманом постановления о категорическом запрете обмена «азовцев» на кого бы то ни было и когда бы то ни было. Этот документ, утверждение которого нельзя не считать самой что ни на есть насущной необходимостью, планировали рассмотреть еще 18 мая. Однако этого почему-то не произошло. Как сообщил первый заместитель председателя комитета по обороне Госдумы Андрей Красов, «в настоящее время продолжается работа над проектом постановления». Да что там еще дорабатывать? Не хочется думать, что таким образом попросту тянется время – ровно до того момента, когда данная инициатива утратит всякий смысл. Лучше уж верить в слова главы Донецкой народной республики Дениса Пушилина, однозначно заявившего о том, что всех до единого пленных с «Азовстали» будет судить трибунал. Причем, скорее всего, на территории ДНР и по ее законам. Любой иной вариант развития событий будет совершенно непростительной ошибкой.

    от admin