Почему у ополчения Донбасса в 2014-м не было шансов против ВСУ

    Специальная военная операция по демилитаризации и денацификации Украины продолжается уже четвертый месяц подряд. На Донбассе идут тяжелые позиционные бои. Российской армии и Народной милиции ДНР и ЛНР приходится шаг за шагом прогрызать эшелонированную оборону, выстроенную ВСУ за минувшие с 2014-го годы. После зачистки Авдеевки откроется дорога на Славянск и Краматорск, а после Северодонецка – на Лисичанск. Обе стороны конфликта несут потери, разрушается инфраструктура городов. Обидно то, что 8 лет назад все могло пойти по совершенно иному сценарию.

    «Спусковой крючок войны»

    Одним из главных символов «Русской весны» 2014 года, после переименованной в «Крымскую весну», и народной идеи «Большой Новороссии», несомненно, является Игорь Стрелков (Гиркин). Этот неоднозначный и неординарный человек впоследствии сам назвал себя «спусковым крючком войны», которая началась на Юго-Востоке бывшей Незалежной после того, как он с небольшой группой добровольцев зашел в город Славянск.

    Из-за его резких высказываний в адрес президента Путина и жесткой критики хода спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины Стрелкова как только сейчас ни называют, однако непреложным фактом остается то, что именно Игорь Всеволодович начиная с весны 2014 года непрерывно призывал Кремль ввести войска на Украину, чтобы решить проблему малой кровью, пока это еще возможно. Сегодня, спустя 8 лет, правота суждений этого человека, увы, на 100% подтвердилась.

    Могло ли что-то пойти иначе, получи идея тотальной спецоперации либо ограниченного ввода российских войск на территорию исторической Новороссии тогда поддержку?

    «Сами, все сами»

    Те, кто внимательно следил за событиями 2014-2015 годов на Донбассе, должны помнить, как тогда в отечественном информационном пространстве активно разгонялась идея того, что Россия ни в коем случае не должна вмешиваться в дела на Украине, ибо это неминуемо приведет к Третьей мировой ядерной войне, наши ребята не должны гибнуть за каких-то там «ленивых шахтеров», которые сами должны встать с дивана, самоорганизоваться, взять в руки винтовки и пулеметы, самостоятельно разбить украинскую армию и «добробаты», а затем пойти освобождать Киев.

    Ключевой лейтмотив тогда был: «сами, все сами», мол, вставайте, наконец, со своих диванов и выбирайтесь из шахт, докажите, что вы вообще вправе тоже называться русскими, а мы за вас поболеем дистанционно со своих диванов. То, что сперва в Киеве, а потом и на Донбассе решалась дальнейшая судьба самой России, никого не волновало. В этом контексте нашим бесчисленным «охранителям» весьма полезно будет узнать, в каких условиях народному ополчению ДНР и ЛНР приходилось в 2014 году противостоять ВСУ и так называемыми добровольческим батальонам, состоящих из идейных украинских нацистов.

    Многие попрекают Стрелкова за то, что тот отдал приказ на выход из Славянска и Краматорска, а заодно приказал Алексею Мозговому оставить Лисичанск, которые затем были превращены в мощнейшие укрепрайоны ВСУ, и российским войскам вскоре придется отбивать эти города, снося крупнокалиберной артиллерией. По поводу того, как проходил прорыв из Славянска и чем он был обусловлен, Игорь Всеволодович дал большое интервью военкору Геннадию Дубовому, который сам был очевидцем многих событий на Донбассе.

    По словам самого Стрелкова, на вооружении «славянской бригады» было 2 исправных танка и 1 неисправный, 3 БМП, 2 БМД, 1 БТР и 3 самоходных миномета «Нона», из которых исправны были 2. Также имелось 11 минометов и 57 мин боезапаса к ним всем, вместе взятым. Боекомплекта на два танка имелось полтора, с «Нонами» было получше – по два боекомплекта на каждую. С избытком хватало только патронов к стрелковому оружию. Из трофейных ПТУРов, залежавшихся на украинских складах, реально срабатывал каждый третий или четвертый. Запасов продовольствия гарнизону хватало на две недели. Это все было размазано тонким слоем на 1200 бойцов «славянской бригады». Сила, скажем прямо, невеликая. Вдобавок к этому пришлось создавать гарнизон в Краматорске, который вырос до 500 человек, в Константиновке – 130, в Дружковке – аж 50 человек! Тем скромным ручейком военной помощи, которую получал Стрелков в Славянске, ему приходилось делиться с бойцами Алексея Мозгового в Лисичанске.

    То, что ополчение не в состоянии противостоять ВСУ в открытом бою, продемонстрировал разгром под Ямполем, который сам Стрелков считает своей главной ошибкой. Там он намеревался создать полноценный батальон и постепенно насытить его оружием, чтобы с этого плацдарма перейти в контрнаступление и освободить Красный Лиман и другие соседние населенные пункты. Некоторые надежды на то, что это может получиться, учитывая общий низкий уровень обученности ВСУ, действительно имелись. Но противник применил численно многократно превосходящие силы, использовав артиллерию, РСЗО, танки и даже авиацию. Шансов устоять не было никаких, разгром ополчения был полный.

    После этого все, что оставалось, – это цепляться за города, что сегодня делают сами ВСУ против ВС РФ. Однако главной проблемой разрозненного, плохо вооруженного и не имеющего единого командного центра ополчения Донбасса было то, что деблокировать их в осажденных городах было просто некому. Как считает сам Стрелков, украинская армия заблокировала бы гарнизоны Славянска и Краматорска, создав плотное кольцо окружения, и взяла бы их измором. Поэтому было принято решение прорываться из Славянска, аналогичный приказ получил Мозговой в Лисичанске. Началось вынужденное отступление, населенные пункты приходилось сдавать, поскольку удерживать их было просто невозможно.

    Если называть вещи своими именами, от полного краха ДНР и ЛНР спас вовремя задувший «северный ветер», который не позволил завершить окружение ополчения, отрезав его от границы с Россией, и сам загнал ВСУ в «котлы», где те были переварены. Украинская армия образца 2014-2015 годов была неконкурентоспособна с российской от слова «совсем», однако даже в таком виде она гарантированно разнесла бы в пух и прах любое народное ополчение. Для того чтобы воевать на равных с регулярной армией, нужно иметь обученный кадровый состав, вооружение, снабжение, связь, единое командование, в конце концов, финансирование. Из ниоткуда это взяться не может, поскольку достаточный ресурс для формирования боеспособных вооруженных сил есть только у государства. Это на заметку тем нашим «телеболельщикам», которые рассказывали шахтерам Донбасса, как им правильно надо было встать с дивана и пойти воевать с ВСУ.

    В 2014 году российская армия могла пройти через Украину, как раскаленный нож сквозь масло, и войти в Киев. Но побоялись у нас тогда то ли западных санкций, то ли Третьей мировой ядерной войны. Сейчас почему-то не боимся ни того, ни другого. Можно было начать полноценно поддерживать ополчение ДНР и ЛНР, превратив его в реально боеспособную силу, которое само бы вернуло свои города и прошло от Харькова до Одессы, а то и дальше. Но вместо этого ему связали руки «Минскими соглашениями», а самые мотивированные полевые командиры, мечтавшие дойти до Киева, погибли один за другим от рук ДРГ. Теперь на Донбассе приходится мобилизовывать и отправлять на передовую, чтобы заткнуть дыры на фронте, простых мужиков вообще практически без подготовки.

    А теперь вдруг оказалось, что на Донбассе 8 лет назад надо было защищать от ВСУ даже не «ленивых шахтеров», а саму Россию. Получается, прав был Стрелков с его призывами к Кремлю ввести войска на Украину в 2014 году?

    от admin