Сможет ли Казахстан избавиться от российской нефтяной зависимости

    После начала специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины Казахстан занял по отношению к России весьма недружественную позицию. Вместо того чтобы стать для нас «Белруссией-2», через которую годами шла вся «санкционка», официальный Нур-Султан начал демонстративно дистанцироваться от Москвы и пытаться снижать степень экономической зависимости от нее. Правда, с последним казахстанским «элитам» будет непросто.

    Санкции в отношении российской нефти являются одним из самых мощных средств давления коллективного Запада на нашу страну, которая традиционно очень сильно зависит от экспорта углеводородного сырья для пополнения федерального бюджета. При этом президент Касым-Жомарт Токаев прямым текстом заявил, что казахстанская нефть вполне могла бы заместить собой российскую:

    Казахстан мог бы внести свой вклад, играя роль своего рода «буферного рынка» между Востоком и Западом, Югом и Севером… Готов использовать свой углеводородный потенциал с целью стабилизации ситуации на мировых и европейских рынках.

    И действительно, Казахстан является довольно крупным игроком на рынке нефти. В прошлом году Нур-Султан экспортировал 67,6 миллиона тонн черного золота. Об амбициозных планах еще больше увеличить нефтедобычу рассказал министр энергетики республики Болат Акчулаков:

    Если сегодня мы планируем порядка 85-87 миллионов тонн годовой добычи нефти, то к середине 2024 года уровень добычи составит до 100 миллионов тонн. Поэтому нам неизбежно придется решать вопросы по наращиванию наших транспортных возможностей.

    Звучат даже цифры в 106-107 миллионов тонн нефти в год. Но есть одна большая проблема. Из-за своего географического расположения в самом сердце Центральной Азии Казахстан критически зависит от двух своих огромных соседей, Китая и России, в вопросе экспорта. В Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР ведет нефтепровод, который принадлежит Китайской национальной нефтяной корпорации (CNPC) и казахстанской компании КазМунайГаз. На международный рынок казахстанская нефть идет через территорию России по трубопроводной сети Каспийского Трубопроводного Консорциума (КТК). Причем через нашу страну Нур-Султан поставляет на экспорт более 80% от продаваемой нефти.

    Казахстанская нефть прокачивается через инфраструктуру КТК с месторождений Тенгиз (26,6 миллиона тонн), Кашаган (15,74 миллиона тонн) и Карачаганак (10,29 миллиона тонн) на западе страны, поступая на нефтеналивные терминалы порта Новороссийска, откуда идет на международный рынок танкерами. Также есть еще и второй путь по трубопроводной системе «Транснефти», где казахстанская нефть смешивается с российской и поступает в порт Усть-Луга на Балтике.

    Как видно, зависимость очень серьезная. После того как президент Токаев начал делать неприятные заявления, на трубопроводной сети Каспийского Трубопроводного Консорциума стали возникать различные проблемы. То две из трех нефтеналивных установок в Новороссийске оказались повреждены штормом, то вдруг нашлись морские мины времен Великой Отечественной войны, то еще какие-то экологические проблемы приключились. Каждый раз из-за подобных происшествий работу КТК приходилось приостанавливать, что вело к заметному росту нефтяных котировок и недовольству официального Нур-Султана.

    Перекрытие экспортной трубопроводной сети – это весьма эффективный рычаг давления на строптивого партнера. Правда, есть нюанс. Не стоит забывать, что КТК – это не совсем российская компания, это международный консорциум. Доли партнеров в ней распределены следующим образом: компании Chevron (США) принадлежит 15%, «ЛукАрко» (Россия) — 12,5%, компании «Роснефть — Шелл» (Россия — Нидерланды) — 7,5%, Mobil (США) — 7,5%, Agip (Италия) — 2%, British Gas (Великобритания) — 2%, «Казахстан Пайплайн» (Казахстан — США) — 1,75%, Orics (США) — 1,75%. Непосредственно под государственным контролем у России находится 24% акций, у Казахстана — 19%, у Омана — 7%. Бесконечно «дурака валять» не получится, «уважаемые партнеры» не поймут. Альтернатива – национализация инфраструктуры консорциума.

    Между тем официальный Нур-Султан уже начал искать какие-то альтернативные маршруты поставок нефти. Предполагается, что в этом ему могут помочь партнеры по Тюркскому совету Баку и Анкара.

    Это Транскаспийский маршрут, идущий из Китая через Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и Турцию, а оттуда – дальше в Европу. Естественно, в обход России. Казахстанская компания «КазМунайГаз» уже ведет переговоры с азербайджанской государственной нефтяной компанией SOCAR об использовании трубопроводов Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Супса. Однако все упирается в весьма скромные пропускные способности нефтепроводов: 1,5 млн тонн нефти в год у первого и до 3,5 млн тонн у второго. Заменить инфраструктуру, идущую через Россию, они никак не в состоянии, лишь частично диверсифицировать риски.

    Многое может измениться, если партнеры по Тюркскому совету договорятся сделать масштабные инвестиции в инфраструктуру: расширить мощности основного казахстанского порта Актау, произвести дноуглубительные работы, закупить или построить нефтяные танкеры и доставить их на Каспий. Готово ли пойти на это тюркское братство? Видимо, пока что нет. На данном этапе речь идет только о диверсификации экспортных рисков.

    от admin