Стратегическое устрашение в украинском конфликте: безъядерные варианты


    В последние несколько недель словосочетание «ядерная война» не сходит с первых полос и отечественных, и зарубежных изданий. Официальные лица последовательно заявляют о крайней нежелательности такого исхода украинского конфликта, «экспертное сообщество» смакует подробности его гипотетических вариантов. В целом всё это напоминает комедийное «обязательно бахнем, весь мир в труху, но потом».

    Один из ключевых тезисов околоядерной говорильни: Россия не сможет победить конвенциональными методами, так что применение ядерного оружия неизбежно и даже (по ряду мнений) желательно – хотя бы тактического, хотя бы в виде прямых угроз оным.

    Так ли это на самом деле?

    «Зе-эскалация» по-украински

    Всякого рода громкие заявления и тем более ультиматумы – инструмент, требующий деликатного обращения, а иначе бьющий по самому пользователю.

    В очередной раз эту истину подтвердили пресловутые российские «удары по центрам принятия решений»: уже давно обещанные, но не произведённые до сих пор, они превратились в удары по имиджу «русской угрозы». Со всех сторон продолжают сыпаться едкие комментарии, что «медведь», мол, хоть и большой, но плюшевый, и рык его раздаётся не из клыкастой пасти, а из китайского динамика.

    Действительно, найти этому какое-либо приличное объяснение, которое не звучало бы как оправдание, непросто. У России с самого начала были и остаются в наличии все возможности для одномоментного уничтожения всей украинской верхушки. Моральные аргументы для такого шага в ходе кампании только укрепились: за два с половиной месяца бандеровские «решалы» сами доказали убедительно и неоднократно, что никакого «гуманизма» по отношению к ним быть попросту не должно.

    Разговоры о том, что Зеленский и компания всего лишь марионетки и их ликвидация ничего-де не даст, не имеют твёрдой почвы. Безусловно, киевский режим работает в интересах не своей страны, а США, но свобода действий в указанном из Вашингтона направлении у него всё же есть. Нельзя сказать, что украинские военные командиры и чиновники просто переводят американские приказы с английского на мову побуквенно и доводят до конечных исполнителей. А уж самые грязные и опасные провокации вроде попыток дестабилизировать работу Чернобыльской и Запорожской АЭС – явно собственное бандеровское «творчество», основанное на знании местных реалий и отсутствии каких-либо нравственных тормозов.

    В общем, для того чтобы не бить по штабам, населённым оголтелыми фашистами, у российской стороны всё же должны быть какие-то веские мотивы. Если отбросить версию об «очередном договорняке», которой некоторые пытаются объяснить буквально всё на свете, то на ум приходят только две гипотезы (подчеркну: только гипотезы, не подтверждённые никакими «секретными инсайдами»).

    Гипотеза первая: возможность «обезглавливания» сохраняется в качестве козыря на случай резкого осложнения обстановки – например, если киевский режим, получив большие подкрепления от НАТО (тот же «польский экспедиционный корпус»), попытается начать широкомасштабное контрнаступление. Такая вероятность хоть и не очень велика, но имеется.

    Гипотеза вторая: есть опасения, что удар на уничтожение по военно-политическому руководству Украины может послужить триггером для цепи провокаций с потенциально большим ущербом и жертвами – таких, как диверсии на украинских же ядерных объектах и химических производствах. Мог ли киевский режим организовать себе такую «страховку»? Вполне, тем более что уж по случаю применения средств массового поражения Дядя Сэм вроде бы пообещал лично выйти на бой против «русских орков».

    То есть речь идёт о крайних вариантах, когда эскалация выходит на следующий уровень, предпоследний перед использованием того самого ядерного оружия. Видимо, оснований для такого риска российское руководство пока не видит, так что и ждать сноса «мозговых центров» в ближайшее время не стоит.

    Самое слабое звено?

    Вслед за «це Еуропой» вся остальная Европа по результатам украинского конфликта неизбежно должна потерять и социальную стабильность, и экономическую состоятельность. Противоборствующим сторонам – ни России, ни США – Евросоюз-субъект, сколько-нибудь свободный в выборе курса, объективно невыгоден.

    Разница лишь во взглядах на то, как Единая Европа должна закончиться: с американской точки зрения – в едином порыве разбиться о борт России, отправив последнюю на дно; с российской же (не озвученной официально, но понятной из контекста) – развалиться на куски и по частям устраниться от конфликта (желательно переключившись на междоусобные распри вновь свободных от цепей «солидарности» государств).

    Пока американцы вполне успешно склоняют так называемых союзников к исполнению своей воли: рассаженные во главе структур ЕС и национальных правительств временщики (судя по методам и речам, однокашники Гайдара и Чубайса) упорно раскачивают Европу для «натиска на Восток». Это при том, что объективно такой «натиск» противоречит интересам самих европейских стран: образно говоря, им предлагается из здоровых и богатых стать бедными и больными во исполнение сомнительных лозунгов (которыми забалтывается действительная цель – продление гегемонии США).

    Естественно, что идея «сделать Украину вновь великой» нравится далеко не всем простым европейцам; часть их даже активно протестует против дальнейшего втягивания своих стран в чужой конфликт.

    Что бы там ни разгоняла западная пропаганда, действительно пророссийских сил в Европе, к сожалению, нет. Есть некоторое количество как бы симпатизирующих России, в основном участников левых движений, но использовать их напрямую, как из-за границы манипулируют российской «оппозицией», у нашего руководства не выйдет – для этого попросту не создана база.

    Впрочем, варианты направления бюргерского недовольства в выгодное для России русло всё же имеются. Ключевым будет сочетание жёстких действий с официальной риторикой, направленной прямо против нынешнего европейского руководства (а не народов Европы как таковых). Причём направления для ударов дорогие «партнёры» в очередной раз заготовили сами.

    Первая из имеющихся возможностей: реквизиция – или даже уничтожение – транспорта с хлебом, активно вывозящего с Украины остатки продовольствия. Этот процесс идёт и на суше (недавнее видео с огромной колонной фур с зерном наделало шума), и на море: по ряду сообщений, наполненные пшеницей иностранные сухогрузы проходят чуть ли не впритирку к российским военным кораблям, ведущим бой за о. Змеиный и подвергающимся налётам украинской авиации. Решение отконвоировать их в безопасные порты России или Херсонщины будто бы напрашивается само, тем более что без этих запасов и с проваленной посевной сама Украина рискует в следующем году столкнуться с настоящим голодом – то есть обоснование для гипотетического перехвата хлебного транспорта не нужно даже сочинять. При этом украинские и часть западных СМИ уже – уже! – обвиняют российские военно-гражданские администрации на освобождённых территориях в якобы конфискации зерна и продовольствия у населения. То есть как-то дополнительно ошельмовать Россию в глазах западного обывателя на этой теме было бы гораздо сложнее.

    Вторая возможность: пресечение нефтегазового транзита через Украину, но путём не «перекрытия вентиля», а разрушительных ударов по соответствующей инфраструктуре. Бандеровско-махновская «атмосфера» на подконтрольных Киеву территориях – малоуправляемые отряды «фольксштурма», утечка части тяжёлого оружия в бесконтрольный оборот, разгул «уличного патриотизма» и обыкновенного криминала – подсказывает рецепт: отправить в тыл фашистов замаскированные под них же диверсионные группы, которые подорвут в критических местах трубопроводы и насосные станции, а после расскажут на видео, как «оставили Россию без газовых денег»… Смогут ли западные пропагандисты убедить своих сограждан, что вот эти люди в украинской форме, расстреливающие «трубу» из NLAW, «агенты Кремля»?

    И третий, самый радикальный вариант, по сути, переплетающийся с «ударами по мозговым центрам»: удары по недружественным посольствам в Киеве; конкретно – по представительствам наиболее активных поставщиков оружия: США, Великобритании, Германии, Франции, Польши. В этом случае не предполагается никакой маскировки или попыток минимизации ущерба – напротив, урон должен быть максимальным, а последующий комментарий – прямым и жёстким: «вас предупреждали – вы не поняли». И политические, и моральные основания для такой операции имеются; тем более что настоящие, а не мифические высокопоставленные натовские офицеры наверняка раздают «советы» как раз из посольств, прикрытые дипломатической «бронёй», а не из подземелий «Азовстали». И если американцев с англичанами такой удар вряд ли сильно впечатлил бы (они с подобным сталкивались неоднократно, а сами проводили ещё чаще), то для европейцев он наверняка стал бы шоком. Однако, как и в случае украинских «центров принятия решений», гипотетическая атака на дипмиссии может дать и обратный эффект – не запугать противника, а, напротив, подстегнуть эскалацию.

    Какой бы вариант ни был избран, сам удар был бы лишь первой его фазой. Второй, возможно, даже более важной, было бы прямое обращение президента России к зарубежному обывателю, тщательно переведённое на основные иностранные языки и загруженное на все доступные платформы.

    Конечно, пророссийские «лидеры мнений» за рубежом сильно поспособствовали бы доходчивости, но такое выступление по «горячему» поводу имеет все шансы широко разлететься по сарафанному радио – в конце концов, иноязычная аудитория российских СМИ даже сейчас, после блокировок, насчитывает десятки тысяч человек. Моральный эффект от него тоже был бы внушительным: не настолько, чтобы тотчас поднять евроскептиков на бунт, но достаточным, чтобы резко обнулить общественную поддержку русофобии, в том числе и Макронами с Шольцами, через страх за собственные перспективы. Главное: сперва бить, потом говорить, а не наоборот.

    Таким образом, способы отвадить ближайших западных соседей от конфронтации, не скатываясь в ядерную войну, у России есть. Переход к ним даже не потребует каких-то дополнительных затрат – не считая решительного отказа от сомнительных «приличий» в общении с международными хищниками, особенно с одряхлевшими.

    от admin