США меняют стратегию по Украине?

    Как известно, пять евроатлантических мегакорпораций — WarnerMedia, News Corp, The Walt Disney Company, Paramount Global и Comcast Corporation — в основном контролируют медийное пространство Запада. Однако главным американским СМИ, освещающим гражданскую войну на Украине и ход спецоперации РФ, является издание The New York Times, стоящее как бы особняком от медиаимперий под прикрытием «семейного бизнеса».

    Газета всегда была тесно связана с американскими правящими кругами и ЦРУ, её задача в области внешней политики состоит в том, чтобы под видом «высококачественной журналистики» доносить прежде всего образованным американцам «генеральную линию» государства. Если сопоставить старые рассекреченные церэушные справки, аналитические записки и публикации The New York Times того же времени, например об СССР, то легко заметить сходство их содержания.

    The New York Times меняет вектор

    Все последние недели спецоперации РФ The New York Times была прилежным рупором гибридной войны против России, изредка подвергая критике лишь режим Зеленского. The New York Times задавала «нарратив» освещения противостояния США и России, поднимала моральный дух и оправдывала миллиарды американской помощи. Но 11 мая картина несколько изменилась, когда на первой полосе вышла статья «Несмотря на неудачи, русские удерживают большую часть востока Украины». В материале признаётся, что за многочисленными перемогами ВСУ затемняется то, что Россия «добивается успехов на местах». The New York Times подчёркивает, что речь идёт не об удержании позиций Россией под натиском Украины, как об этом думают американцы, а о продвижении РФ и завоевании позиций.

    В публикации допускается совсем крамольная для Запада мысль, что боевые действия были начаты не Россией в 2022 году, а идут на Украине уже восемь лет. А ЛНР и ДНР названы «русскоязычными» провинциями.

    Далее в статье перечисляются успехи РФ с точки зрения издания: сухопутный коридор на Крым, блокада Чёрного моря и подрыв экономического потенциала Украины.

    В том же номере выходит заметка спецкора издания на Украине Тома Стивенса «Америка и ее союзники хотят обескровить Россию. Они не должны этого делать» (America and Its Allies Want to Bleed Russia. They Really Shouldn’t). Вывод публикации следующий:

    Но чем дольше длится война, тем больший ущерб наносится Украине и тем больше риск эскалации. Решающий военный результат на востоке Украины может оказаться недостижимым. И все же менее драматичный исход из этого гноящегося тупика вряд ли лучше. Затягивание войны на неопределенный срок, как в Сирии, слишком опасно с учетом того, что в ней принимают участие страны, обладающие ядерным оружием.

    Заметка Стивенса получила моментальный отклик у противников Байдена. Так, консервативное издание The Federalist поддержало выводы журналиста:

    Какую же стратегическую выгоду получат США, если Россия истечёт на Украине кровью? Риски такой политики огромны — вплоть до атомной войны между крупнейшими ядерными державами. Если у администрации Байдена и есть некая всеохватная цель, то рассказать об этом американскому народу она не удосужилась. Вместо этого мы стремительно катимся к войне, словно каждое наше решение — всего лишь реакция на российскую агрессию.

    Задачи выполнены

    С чем связана смена тональности The New York Times? С тем, что, во-первых, замысел втягивания РФ в вооружённый конфликт для сдерживания её потенциала уже выполнен — Зеленский послушно воюет до последнего украинца, во-вторых, экономические интересы выгодоприобретателей вооружённого конфликта вполне реализованы.

    Дело в том, что антироссийскую политику США продавливают две лоббистские группы — частный ВПК и нефтегазовые гиганты. Они используют вектор новой холодной войны для реализации своих бизнес-интересов.

    Так, Lockheed Martin, Raytheon, General Dynamics, Northrop Grumman и другие подобные компании получат баснословные прибыли от поставок на резко расширяющийся рынок. И это не только «помощь» Украине и соседям России, но также поставки вооружённым силам США, Германии, Италии, Швеции, Финляндии, Нидерландов, Британии, Франции, Польши, которые приняли решение о наращивании военных бюджетов. Кроме того, эти корпорации рассчитывают выдавить РФ с глобального рынка оружия.

    Несмотря на то что западные биржевые индексы снижаются, акции Lockheed Martin выросли на четверть, а Northrop Grumman, Raytheon, General Dynamics — на 12-13%. Кстати, компании ВПК потратили на лоббистскую деятельность в 2021 году рекордные $120 млн. Поэтому, когда очередная украинская мать или жена будут оплакивать своего сына или мужа, винить в этом стоит американских олигархов и холёных менеджеров этих корпораций.

    Сырьевые гиганты Exxon Mobil, Chevron, Cheniere Energy, Shell и прочие подсуетились не меньше, так как получат выгоды от передела европейского газового рынка. В 2021 году эти гиганты наняли сонм лоббистов в интересах Украины, которые развернули масштабную кампанию по недопущению «Северного потока — 2», выйдя, по статистике, на второе место в США на «рынке лоббизма». Естественно, что после начала военной спецоперации РФ вся мощь этих корпораций была направлена на эскалацию конфликта и на проведение политики отказа Европы от российских энергоносителей.

    Этим двум экономико-политическим силам плевать на последствия их действий, на то, что в результате конфронтации Запада и России грядёт глобальный экономический и продовольственный кризис. Они пекутся только о своих прибылях.

    Когда их цели в основном были реализованы — гонка вооружений и ленд-лиз запущены, а политика сокращения поставок газа и нефти из России стала реальностью, — интерес в дальнейшей эскалации «украинского кризиса» пропал. Теперь устами журналистов The New York Times они заговорили об опасности ядерной войны.

    Эта ситуация в очередной раз показывает порочность и пагубность влияния экономики на политику, империалистический и гегемонистский характер американского государства. И самое важное, что силы, которые с такой решительностью толкают мир к третьей мировой войне, на самом деле не управляют ситуацией, они обуреваемы лишь сиюминутными выгодами и не задумываются о последствиях.

    Есть и более глубинные мотивы поведения этих «ястребов войны». Все эти компании в значительной степени опутаны крупнейшими американскими банками и составляют систему финансового капитала. Банки получают выгоды от роста этих корпораций, вместе с тем выигрывают от обострения кризисных явлений в экономиках Запада. В условиях новой холодной войны и протекционизма глобалистская, постиндустриальная, информационная экономика Запада рушится, раздутые потребительский и сектор услуг стремительно сужаются, компании банкротятся, активы дешевеют, население беднеет. Наслоение «экономики смыслов», «инноваторов и визионеров» сдувает холодным ветром кризиса. В то же время роль и сила индустриальных корпораций и банков только возрастает. Поэтому этим чем хуже, тем лучше.

    Следовательно, не стоит удивляться тому, что США готовы ввергнуть в хаос всю Европу, лишь бы насолить России. Они и свою экономику загубят, только чтобы самые могущественные корпорации и кланы приумножили доходы. Старая логика «что хорошо для «Дженерал моторс», хорошо для Америки» оказывается прямо противоположной по последствиям.

    от admin