Украина опустошает арсеналы Запада

    Военно-технические реалии украинского конфликта стали для многих на Западе очень неприятным открытием.

    Совершенно «неожиданно», оказалось, что наследие Холодной войны вовсе не бесконечно, а по ряду позиций уже практически полностью истрачено. Новейшие образцы российского вооружения, как выяснилось, вполне себе материальны, а не только лишь «пропагандистские мультики»; российская армия в целом, при всех своих недостатках, проявила себя вполне боеспособной и выносливой.

    Украинские же вооружённые силы в реальности оказались совершенно не тем, чем их пытались выставить западные политики. Предупреждения военных о том, что ВСУ даже с широкой военно-технической поддержкой не осилят борьбу против России, с каждым днём находят всё больше и больше подтверждений. Хоть ожидания некоторых с российской стороны, рассчитывавших, что украинцы разбегутся сами, также не оправдались – но в целом, «перемалывание» ВСУ идёт методично и достаточно результативно, и не просматривается никакой возможности изменить это собственными украинскими силами.

    Три миномёта, три бронеавтомобиля…

    По отношению к украинским «партнёрам», Запад поставил себя в очень неловкое положение: с одной стороны, бросить их на произвол судьбы нельзя, с другой – прямое вмешательство в конфликт тем более неприемлемо.

    Расширение военных поставок выглядит «неплохим» выходом из ситуации, хотя ясно, что в нынешней ситуации это уже «клизма для умирающего». Ещё недавно казалось, что можно будет ограничиться одним лишь пехотным противотанковым и зенитным вооружением, а сейчас огромные потери ВСУ делают недостаточными вливания даже сотен единиц танков и лёгкой бронетехники, и десятков самолётов.

    Судя по всему, техника и тяжёлое вооружение советских образцов на Западе уже на исходе. В дело идут сходные по возрасту и/или боевой ценности машины зарубежного производства, вроде вариаций бронетранспортёра М113 (созданные на его базе голландские YPR-765 уже были замечены в зоне боевых действий), или бронеавтомобилей с противоминной защитой, созданных для противопартизанских действий, как австралийские «Бушмастер».

    Запасы и этой техники не то чтобы велики. То же можно сказать и о ценных высокотехнологичных системах – управляемых снарядах «Экскалибур», дронах-камикадзе «Свитчблейд» и т.п., которые на Украину поставляются в гомеопатических дозах.

    Несмотря на помпезное принятие «закона о ленд-лизе» и выделение всё новых многомиллиардных траншей, фактическое снабжение ВСУ западным вооружением оказывается под всё большим знаком вопроса.

    Дело вовсе не в бобине?

    Военная поддержка Украины обходится Западу очень недёшево, особенно, европейцам, у которых нет столь всемогущего печатного станка, как в США. Конечно же, можно сказать, что хуже всех придётся самой Украине, загоняющей себя в долговую кабалу на десятилетия – но есть большие сомнения, что нынешний киевский режим имеет в виду расплачиваться, не говоря уж о его потенциальных преемниках.

    Но долги Украины по ленд-лизу – это проблема некоего совершенно неопределённого будущего. Прямо сейчас беспрецедентный военный экспорт создал для НАТО проблемы, не решаемые одними лишь денежными вливаниями, даже если на последние не было бы вообще никаких ограничений.

    Первая из них – это физическое исчерпание резервов вооружения, военной техники и предметов снабжения. Больше всего это касается опять европейских членов Альянса, в своё время, после краха соцлагеря, поспешно избавившихся от значительной части своих военных запасов: что-то было распродано по всему свету, а кое-что, и вовсе, порезано на металлолом.

    Бывшие в наличии «излишки» советского вооружения и скромные собственные резервы ЕвроНАТО за три месяца уже израсходовало. Министр обороны Великобритании ещё в конце марта проговорился российским пранкерам, что отдал Украине чуть ли не все наличные противотанковые ракеты, несколько позже со схожими заявлениями официально выступила и министр обороны Германии Ламбрехт. Продолжать подпитку ВСУ европейцы смогут, только если оставят безоружными собственные войска.

    Ненасытная украинская прорва «объела» даже американцев. Запасы тех же «Джавелинов» перед началом поставок оценивались в «огромные» около 30 тысяч единиц – и передача примерно третьей части этого количества украинским фашистам уже вызвала сомнения: «не многовато ли, а хватит ли самим?». Около сотни буксируемых гаубиц М777, поставленных ВСУ, составляют одну десятую от их общего количества.

    Вторая проблема с арсеналами НАТО является прямым продолжением первой: быстро восстановить израсходованные резервы не выйдет, по чисто техническим причинам. Окончание Холодной войны серьёзно подкосило западный ВПК, внезапно ставший «избыточным» в новом мире глобального господства США, и за тридцать лет военная промышленность заметно похудела.

    Особенно это касается производства тяжёлой бронетехники: данная отрасль, специфическая и крайне затратная, была свёрнута в первую очередь; производственные линии демонтированы, а компетенции – утрачены. Ныне западное танкостроение делает один «успех» за другим. Недавно был официально признан фактический крах британской программы «Аякс» по созданию семейства унифицированных бронемашин: опытные образцы провалились на испытаниях, и поступление на вооружение отложено на неопределённо долгий срок. В Германии же рассматривается проект перестановки башен танков «Леопард-2» на новые корпуса: старые изношены уже чрезмерно, но произвести целиком новые танки, даже по имеющемуся образцу, возможности уже нет.

    При таких вводных, щедрый подарок Украине в виде бывших советских танков Т-72 и самоходных артустановок 2С1 уже вылился в серьёзное ослабление передового эшелона НАТО на Центральном фронте. Восточноевропейские «благотворители», осознав, сколь опрометчиво поступили, начали судорожный поиск замены – взять которую на континенте просто неоткуда. Возможно, за пополнение европейских бронетанковых сил возьмутся США, имеющие ещё около 4 тысяч «Абрамсов» в резерве, или южнокорейцы, настойчиво пытающиеся зайти на западный рынок со своей военной продукцией – но в любом случае, этот процесс потребует огромных денег и нескольких лет времени.

    С авиацией дела обстоят схожим образом: «устарелые и ненужные» бывшие советские самолёты и вертолёты восточных членов НАТО сгорают на глазах (в прямом и переносном смысле), и их «ненужность» сразу же даёт о себе знать. Впрочем, на этом поле у США больше возможностей поддержать своих европейских сателлитов.

    С производством высокотехнологичного вооружения – противотанковых и зенитных ракет, беспилотников, тепловизоров – всё лучше, но тоже далеко от идеала. В этом отношении показателен ответ, который Байдену дали на заводе концерна «Рейтон», когда-то поставлявшего знаменитые «Стингеры»: промышленники готовы возобновить выпуск, но для этого нужно перепроектировать систему под современные электронные компоненты – то есть, по сути, создать «Стингер» заново.

    И в целом, производство такого рода вооружений – крайне сложный технологически и трудно масштабируемый процесс. В отличие от производства лёгкого оружия, да и той же бронетехники, привлечь к выпуску ракет или БПЛА кадры и мощности гражданского машиностроения не так-то просто. Против западного ВПК играет и острый дефицит полупроводникового сырья и компонентов, вызванный пандемией.

    Проще говоря, Украина поглощает высокоточное оружие быстрее, чем Запад может его воспроизводить, и если так пойдёт дальше, то аппетиты ВСУ сложно будет удовлетворить, даже если заводы станут работать напрямую на них.

    Третья проблема – окупаемость западных вливаний в украинскую военщину: она, по мнению натовских командиров и политиков, недостаточна. То есть, проще говоря, украинские «захистники» убивают гораздо меньше русских солдат, чем хотелось бы. Безусловно, какой-то ущерб российской армии они наносят, но о столь желанном подрыве боеспособности речи не идёт – в отличие от ЕвроНАТО.

    Что бы там ни выдавали в эфир западные СМИ, у ответственных лиц нет никаких иллюзий по поводу «надёжности» украинских коллег. Можно только представить себе скрежет зубов, который стоит по поводу брошенных ВСУ десятков и сотен единиц дорогостоящего западного оружия. И здесь возникает четвёртая проблема – опасность утечки и конечной военной продукции, и передовых военных технологий в руки несомненных «врагов демократии»: Ирана, Китая, КНДР.

    При «пока ещё» не разгромленной России, и росте напряжённости на других театрах, бесконтрольный и непроизводительный расход военного потенциала в украинском конфликте вызывает на Западе всё больше и больше вопросов. Пентагон усиливает давление на Зеленского и Ко, мотивируя их рачительнее относиться к военной помощи. А в прессе, тем временем, появляются настороженные публикации, которые можно перефразировать так: «если мы сейчас отдадим всё наше оружие Украине, то что будем делать потом, когда Путин придёт за нами?»

    от admin