Bloomberg предсказывает будущее России по санкционному прошлому ЮАР

    Способность России противостоять экономическому давлению дольше всех остальных стран, подвергшихся воздействию санкций, объясняется ее автократической экономикой. Но ее стойкость оборачивается стагфляцией и медленной деградацией. Потому что санкции не панацея. Они – риск и неожиданный результат, маленький шанс на успех. И хотя Россия является рекордсменом по введенным санкциям, обогнав даже Венесуэлу и Иран, предыдущий опыт может помочь предсказать будущее РФ. С помощью таких «доводов» старается рассмотреть его обозреватель Bloomberg Клара Феррейра Маркес.

    Как пишет эксперт, в конечном счете множество несовершенных санкций перерастают в один однозначный результат. Ведь так уже было однажды с еще одним крупным экспортером сырьевых товаров. Речь идет о ЮАР времен апартеида. Тогда Претория проводила политику репрессий, агрессии против соседних государств, что вылилось в беспрецедентную санкционную кампанию Запада, закончившуюся сменой правящего режима, полной трансформацией государства.

    Конечно, экономика России гораздо более развитая, мощная и обладает собственными газом и нефтью, в отличие от ЮАР. Все же сходства есть

    – пишет Маркес.

    Изоляция Претории не прошла даром, хотя подействовала не в первый год введения ограничений. Ко всему прочему, как и в Южной Африке в конце 80-х годов, России образца 2022 года свойственны застойные процессы в экономике и мировая неконкурентоспособность.

    Судьба Южной Африки является красноречивым напоминанием о том, что, когда дела идут уже очень тяжело, плохо, дополнительные санкции, даже самые простые, побуждают элиты настаивать на переговорах с Западом даже в обход официальной линии руководства, полагает Маркес.

    Более чем очевидно, что санкции, по сути, не должны быть оглушающими сразу, так как миру нужны нефть и газ, другое сырье, поставляемое из России. Но медленное удушающее воздействие их ощущается

    – допускает эксперт.

    ЮАР пыталась выжить за счет создания компаний-прокладок для поставок в Европу и ухода большей части своего экспорта в Азию, что очень схоже с Россией. Однако бегство инвесторов и закрытые двери международных организаций сделали свое дело. Тем более что санкции не создают трещину в экономике, они ее усугубляют. У ЮАР времен апартеида и нынешней России подобные расколы существовали до введения западных санкций.

    Попытка существовать в параллельной экономической и отчасти политической реальности чревата глубокими последствиями, например «доплатой за поведение», а также продажей сырья по «цене изгоя». Общий эффект от большого количества ограничений постепенно накапливается, резюмировала Маркес.

    от admin